«Не надо изобретать велосипед»

Перспектива повышения минимального размера капитала банков — до 180 млн рублей к 2012 году и до 300 млн рублей к 2015 году — заставляет финансово-кредитные организации более трепетно относиться к своим капиталам.
Результатом становится то, что многие участники рынка отказываются от  модернизации своих ИТ-технологий, потому что расходы на приобретение лицензий на новые программные продукты сейчас «вычитаются» из капитала банка. А бояться, по мнению генерального директора «ФОРС-Банковские Системы» Аркадия ЛОБАСА, следует другого: того, что банк будет вытеснен с  рынка из-за отсутствия у него «продвинутых» технологий, дороговизны продуктов и недостаточной доступности своих услуг.

НБЖ: Аркадий Николаевич, сегодня наряду с вопросами капитализации банков все больше говорится о качестве и доступности банковских услуг. Вы считаете, что эти два вопроса взаимосвязаны?

А. ЛОБАС: Безусловно! Капитализация банка и качество его услуг связаны более тесно, чем может показаться на первый взгляд. Согласитесь, что современный банк — высокотехнологичное предприятие, по-другому сейчас и быть не может. Чтобы сделать банковские услуги более доступными и привлекательными для населения и в то же время снизить себестоимость этих услуг, необходимо использование «продвинутых» ИТ-технологий. Соответственно, банк «кровно» заинтересован в приобретении лицензий на новые, более эффективные программные решения. Но далеко не всегда — особенно когда речь идет о малых и средних банках — он способен инвестировать в развитие своих ИТ-технологий значительные суммы.

НБЖ: Сказывается недостаток средств?

А. ЛОБАС: Дело не в недостатке средств и стоимости лицензий на современное программное обеспечение, а в том, что в соответствии с действующими стандартами расходы на ИТ не учитываются при расчете капитала банка. На практике это означает следующее: если банк приобретает материальные активы -например, здания или иное недвижимое имущество, — то его капитал увеличивается на сумму этой покупки. Если же речь идет о лицензии на программный продукт, то происходит прямо противоположное: капитал сокращается, поскольку из него вычитается стоимость приобретенной лицензии.

В результате любой банк — за исключением крупных игроков, у которых капитал намного превышает требуемый уровень, — оказывается перед дилеммой: обрекать себя на технологический застой, избегая вложения в ИТ, в борьбе за достаточностью капитала, или инвестировать в технологии. Казалось бы, с учетом современных требований к качеству и доступности банковских услуг выбор очевиден. Но если банк выбирает вложения в ИТ, он должен быть готов к тому, что его капитал будет уменьшаться на стоимость приобретенных программных решений.

НБЖ: Проблема ясна — есть ли у нее решение?

А. ЛОБАС: На наш взгляд — да. Мы предлагаем прописать на законодательном уровне, что вложения банков в ИТ-техноло-гии учитываются при расчете капитала. При этом в качестве обязательного условия такого учета указать приобретение ИТ-технологий только у отечественных разработчиков. Потому что банк, приобретая разработку у российской компании, не только повышает качество своих услуг, но и вкладывает средства в развитие отечественных компаний, работающих в высокотехнологичном сегменте рынка, а следовательно, и в экономику нашего государства. Это должно поощряться. При этом чем более качественной является приобретенная технология, тем выше оценивается ее вклад в капитал финансовой организации.

НБЖ: Вы говорите именно о продукции отечественных разработчиков. Но не будет ли нарушено «конкурентное поле» в случае реализации вашего предложения? Ведь получится, что иностранные компании, занимающиеся разработкой специализированного программного обеспечения, будут поставлены в худшие условия: инвестиции в их продукты будут вычитаться из капитала банков.

А. ЛОБАС: Не вижу здесь трагедии. Разве во всем мире поддержка отечественного производителя не является первостепенной задачей? И разве не к этому постоянно призывают и президент России, и премьер-министр страны, когда говорят о необходимости диверсификации экономики, о важности преодоления сырьевой зависимости? Будет правильным и адекватным, если мы будем поддерживать сегмент высокотехнологичных компаний не запретительными, а регуляторными мерами. К тому же никто не предлагает табуировать приобретение лицензий на программные продукты у иностранных разработчиков: выбирать, с кем из ИТ-компаний сотрудничать, — неотъемлемое право банков. Но стимулировать нужно именно развитие бизнеса отечественных производителей.

НБЖ: За последние двадцать лет мы привыкли при решении любых вопросов «оглядываться» на опыт стран с развитой экономикой. Насколько ваше предложение отвечает практике, существующей в этих странах?

А. ЛОБАС: Полностью отвечает. Мы не предлагаем изобретать велосипед: по стандартам международного бухучета, именно так и происходит: инвестиции в ИТ учитываются в капитале банков, и чем более качественной является приобретенная технология, тем выше оценивается ее вклад в капитал финансовой организации. Центральный банк Российской Федерации постоянно призывает нас следовать международным стандартам. Почему бы нам не прислушаться к данным призывам и не перенять позитивный опыт экономически развитых стран и в данном вопросе?

НБЖ: Но не могут ли оппоненты вашего предложения привести другой контраргумент: программные продукты иностранных компаний являются более качественными, поэтому банки охотнее вкладываются в них, чем в аналогичные продукты российских разработчиков?

А. ЛОБАС: Это утверждение не соответствует действительности. Многие решения, которые предлагают российские высокотехнологичные компании, ничем не уступают по своим характеристикам решениям западных разработчиков. А в ряде случаев российские разработки куда более эффективны и пригодны для использования именно в России. Например, чтобы привести учет в соответствие с требованиями Центрального банка, нашим финансово-кредитным организациям приходится использовать российские системы учета. Ни одна западная разработка с этой задачей не справляется.

Другое дело — вопрос цены. Западные системы в десятки, а то и в сотни раз дороже, чем аналогичные системы, предлагаемые российскими разработчиками, — и это, как я уже говорил, при том, что российские продукты по своим технологическим характеристикам не отстают, а иногда даже превосходят западные аналоги. С учетом этой разницы в цене становится очевидным: малые и средние банки вряд ли будут рассматривать возможность приобретения западного продукта. Так что на этом «поле» конкуренция между российскими и западными разработчиками не будет нарушена -здесь ее просто-напросто нет!

НБЖ: Вы сказали, что должна быть прямая связь между качеством приобретенной технологии и ее вкладом в капитал финансовой организации. Кто же должен определять это качество?

А. ЛОБАС: Можно предложить различные варианты. Один из них — аккредитация компаний, занимающихся разработкой специализированных программных продуктов для банков. Аккредитацию может осуществлять регулятор в лице ЦБ, хотя это не совсем свойственные ему функции. А могут — и это, наверное, даже проще — профессиональные объединения, например банковские ассоциации. Если устанавливается, что продукт соответствует требованиям современного банка и отвечает заявленным функциональным характеристикам, то стоимость этого продукта включается в расчет капитала банка — приобретателя лицензии.

НБЖ: В своем докладе, предложенном XXII съезду Ассоциации российских банков, вы как раз озвучили идею аккредитации программных продуктов либо Центральным банком, либо профобъединением в лице АРБ. Но, очевидно, для практической реализации этого предложения нужен какой-то подготовительный этап?

А. ЛОБАС: Конечно, так быстро все не делается, и мы это понимаем. Поэтому я предложил создать рабочую группу, которая выработала бы дальнейший план действий и предложила бы решение озвученной в моем докладе проблемы. В состав такой группы могли бы войти как представители банков, так и эксперты АРБ и специалисты Центрального банка. По моему убеждению, чем представительней будет состав этой группы, тем лучше — чтобы ни у кого не возникло сомнений в объективности и взвешенности ее решений при аккредитации программных продуктов российских компаний.

НБЖ: Аркадий Николаевич, сегодня много говорится о необходимости диверсификации российской экономики, о поддержке малого и среднего бизнеса. Однако на практике все сводится к тем или иным способам распределения государственных средств между узким кругом избранных компаний. Как, по-вашему, может быть решена эта проблема?

А. ЛОБАС: Проиллюстрирую свой ответ на примере собственной компании, занимающейся разработкой программного обеспечения. Мы не призываем к сокращению налога на прибыль. Если прибыль есть, то и налоги платить надо. Мы принципиально не производим никаких выплат «вчерную». Я считаю, что помимо своей текущей заработной платы человек должен получать определенные гарантии на будущее в виде пенсионных и иных отчислений. Тем не менее основной статьей расходов ИТ-компаний является оплата труда персонала, и соответствующее сокращение социальных налогов, конечно же, нам не помешало бы! Однако вспомните известную притчу: «Не надо голодному давать рыбу, надо дать ему удочку и показать, как ловить рыбу». Я не сторонник льгот и дотаций. Давайте создадим условия, чтобы бизнес мог самостоятельно развиваться. При реализации озвученного выше предложения государство сможет «убить двух зайцев». Во-первых, повысить качество и доступность банковских услуг, простимулировав в банках модернизацию ИТ-систем без ущерба для капитала. А во-вторых, ресурс, потраченный на эту модернизацию, будет направлен в российскую экономику, сегмент отечественного высокотехнологичного бизнеса. 

Беседовала Анастасия Скогорева

Национальный банковский журнал

Scroll to top